Москва, 123242,
 
ул. Б. Грузинская, д. 4/6 стр. 9
museumdal@yandex.ru
+7 926 230 45 69
Музей работает:
четверг 12:00 — 18:00,
в другие дни по заявкам
Страница музея в Facebook

МУЗЕЙНЫЕ КОМНАТЫ В ДОМЕ ДАЛЯ В МОСКВЕ. СУДЬБА ОБЩЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ

Автор И.А. Клейменова, руководитель АНО «Музей и культурно-просветительский центр имени В.И. Даля»

Статья опубликована в сборнике «Дворцы, особняки, усадьбы. Музейный формат: материалы XXIV Царскосельской научной конференции». СПб., 2018.
http://www.tzar.ru/science/conferences/1546248661

«Музей и культурно-просветительский центр им. В.И. Даля», учрежденный Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), занимает две комнаты старинного московского особняка, расположенного по адресу ул. Большая Грузинская, д. 4/6, стр. 9. В этом доме на Пресне выдающийся лексикограф, этнограф, писатель Владимир Иванович Даль жил и работал с 1859 г. по 1872 г. Именно здесь он подготовил к изданию полное собрание сочинений в восьми томах (1861), сборник «Пословицы русского народа» (1862) и завершил труд всей своей жизни – «Толковый словарь живого великорусского языка» (1863–1866). 

Дом Даля – памятник культуры и истории федерального значения, в 1972 г. он включен в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ как «дом, в котором в разные годы XVIII–XIX вв. жили деятели русской культуры М.М. Щербатов, В.И. Даль, П. Мельников-Печерский и декабрист Д.И. Завалишин» [1]. 

До революции рассматриваемый нами памятник был главным домом усадьбы, история которой восходит к началу XVIII в. В 1760 г. владельцем усадьбы стал историк М.М. Щербатов. Впервые мы встречаем план дома на чертеже 1762 г. [2]. Во время пожара Москвы в 1812 г. усадьба уцелела, но ее строения пострадали в огне. В процессе реставрации дома в 1969–1973 гг. были обнаружены обгоревшие в пожаре бревна на торце здания со стороны Кудринской площади. 

В 1859 г. Даль, выйдя в отставку в чине действительного статского советника, переехал из Нижнего Новгорода в Москву и поселился с семьей в доме, который несколько лет снимал, а потом приобрел в собственность. На обложках выпусков словаря, выходивших из печати с 1861 по 1867 г., в объявлениях о продаже издания лексикограф указывал: «Словарь получать можно от составителя его (свой дом, у Пресненского моста)» [3]. Неутомимая работа Даля над словарем, начатая еще в 1819 г., продолжалась до его смерти в 1872 г. 

При Дале особняк представлял собой деревянный оштукатуренный под камень дом с мезонином в 13 оконных осей по фасаду, с центральным шестиколонным портиком ионического ордера. 

В гостях у писателя бывали многие известные люди того времени. Знаменитый портрет Даля кисти В.Г. Перова, который находится сегодня в Третьяковской галерее [4], был написан в доме на Пресне. 

В 1870-е гг. сын Даля архитектор, исследователь русского деревянного зодчества Лев Владимирович Даль перестроил особняк: был разобран ионический портик, появились крыльца для вновь устроенных двух боковых входов. Классический особняк приобрел черты русской народной архитектуры. 

Пресненский дом около полувека оставался домом Далей. Лишь в 1903 г. дочь Владимира Ивановича М.В. Станишева продала усадьбу В.А. Бутлерову, сыну известного химика А.М. Бутлерова. Бутлеровы продолжали жить в доме и после революции 1917 г., но уже как жильцы одной из коммунальных квартир. Дом навещали правнучки В.И. Даля, которые как к святыне относились ко всему, что было связано с памятью их великого предка [5]. 

Реконструкция участка на углу ул. Баррикадной и Большой Грузинской, проходившая в 1930-е гг. и в 1970-е гг., полностью изменила планировочную структуру усадьбы, от которой сохранился только главный дом, оказавшийся во дворе административного комплекса Министерства геологии СССР. Дом был расселен к 1966 г., а министерство решило на его месте построить ведомственный музей. 

Еще в 1949 г. дом был внесен в список мемориальных памятников Москвы, причем паспорт на дом Даля составил историк Н.П. Анциферов. Москвовед В.В. Сорокин изучал историю дома, и когда узнал об угрозе сноса, нависшей над памятником, рассказал об этом архитектору-реставратору П.Д. Барановскому. Известный защитник архитектурного наследия Барановский стал центром и движущей силой в многолетней борьбе за сохранение дома Даля, рассматривая его как часть уникальной природной и историко-культурной среды Пресненского района Москвы. Он координировал действия своих помощников, договаривался о публикациях в печати, обращался к видным деятелям науки и культуры с просьбой подписать письма в защиту дома В.И. Даля. К спасению дома присоединилось созданное в 1966 г. Общество охраны памятников истории и культуры. Уже в январе 1967 г. по просьбе Московского городского отделения общества Исполком Краснопресненского совета предупредил жилищные и строительные организации района, что «освобожденный от жильцов одноэтажный деревянный дом № 4/6 по Большой Грузинской улице, расположенный во дворе Министерства геологии СССР, категорически запрещается сносить, так как он будет реставрироваться» [6]. Предварительное положительное заключение по техническому состоянию памятника в июне 1967 г. составил архитектор-реставратор О.И. Пруцын [7]. Письмо «Сохранить Дом Даля», опубликованное в «Литературной газете», подписали известные ученые С.Г. Бархударов, В.В. Виноградов, Н.И. Конрад, Э.В. Померанцева, писатели Ю.П. Казаков и Л.М. Леонов [8]. 

Обращения общественности повлияли на властные структуры, и в феврале 1969 г. было принято предварительное решение о реставрации дома Министерством культуры РСФСР. Барановский привлек к реставрации молодого архитектора В.А. Виноградова, который впоследствии вспоминал, что приговоренный к сносу дом городские власти, готовясь к очередному празднику, засыпали почти под крышу свезенным со всего района строительным мусором, предполагая сжечь мусор вместе с домом. На помощь реставраторам пришла молодежь из Общества охраны памятников истории и культуры и к осени 1969 г. особняк расчистили [9]. 

На баланс Министерства культуры РСФСР дом Даля был взят в январе 1970 г., а 10 августа Министерство отказалось от дома. Это роковое решение было принято под давлением Министерства геологии, продолжавшего настаивать на сносе особняка. И хотя уже было освоено 30 тыс. руб. из выделенных на реставрацию 90 тыс., работы были остановлены. 

Осенью 1970 г. начался второй этап защиты дома Даля. Опять стали собирать подписи, направлять письма в газеты, в государственные инстанции. Дом охраняли общественники, боясь поджога. 

В «Литературной газете» через три года после первого письма деятелей культуры о судьбе памятника появилось письмо «Еще раз о Доме Даля» всё с тем же требованием – сохранить дом и открыть музей лексикографа. Письмо подписали И.Л. Андроников, Л.М. Леонов, Н.С. Тихонов, К.А. Федин [10]. 

После долгих поисков организации, готовой взять на свой баланс особняк, Барановскому удалось договориться с руководством Филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР и получить их согласие на восстановление дома, но нужно было добиться одобрения на самом высоком уровне. 

Большую помощь в этот решающий период оказали академики Петрянов-Соколов и Петровский. Физико-химик академик И.В. Петрянов-Соколов совмещал научную работу с общественной деятельностью, стоял у истоков Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Под его руководством было составлено письмо о «Доме Даля» и передано им на XXIV съезд КПСС. Ректор Московского университета, заместитель председателя Верховного Совета СССР, математик академик И.Г. Петровский не стал подписывать письмо, но обещал сохранение дома Даля поддержать на заседании ЦК КПСС и обещание сдержал. 

17 июня 1971 г. Исполкомом Мосгорсовета было принято решение о передаче дома под служебные цели на баланс Центрального Филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР. В третьем пункте этого решения оговаривалось выделение двух комнат под историко-мемориальный музей Даля [11]. 

Реставрация дома, прерванная в связи с отказом Министерства культуры РСФСР в августе 1970 г., возобновилась осенью 1971 г. Автор проекта реставрации Виноградов предложил реставрировать дом в облике 1870-х гг., когда особняк был перестроен архитектором Л.В. Далем. Для размещения будущего музея были предусмотрены две комнаты в северной части дома. Вопрос об «оптимальной дате» реставрации был дискуссионным. Виноградов объяснял свой выбор желанием сохранить эпоху Далей, т.к. и отец и сын значимы для русской культуры. Фигура одного из первых исследователей русского зодчества Льва Даля стала дорогой и близкой защитникам наследия в XX в. 

Во время реставрации бережно сохранялись все подлинные фрагменты: карнизы, лепнина XIX в., изразцы каминов, лестницы интересной конструкции. Паркетный пол был воссоздан по рисунку сохранившихся подлинных фрагментов паркета. Работа шла под контролем Московского городского отделения ВООПИиК, доктора архитектуры П.П. Ревякина, архитектора-реставратора Е.М. Караваевой. Дом после завершения реставрации принимала авторитетная комиссия и дала высокую оценку проделанной работе. 

Сохранение дома В.И. Даля воспринималось общественностью как одна из первых побед Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, которое становилось все более массовым и авторитетным в деле сохранения культурного наследия. 

Реставрация памятника не могла бы состояться без поддержки идеи сохранения «Дома Даля» видными учеными и деятелями культуры, чей авторитет в советском обществе был очень высок. 

К сожалению, в Приказе Исполкома Московского совета 1971 г. о передаче дома В.И. Даля Министерству связи СССР не предлагалось конкретного плана создания музея. Только в 1986 г., после неоднократных обращений, писем общественности, статей в центральных газетах, в двух комнатах дома был открыт небольшой общественный Музей В.И. Даля. 

Работами по созданию музея руководила секретарь Краснопресненского отделения МГО ВООПИиК Р.М. Коломцева, которая стала первым директором музея. В научной работе, в подготовке экспозиции ей помогали сотрудники Института русского языка АН СССР Г.П. Смолицкая и Г.А. Богатова. Экспозиция была одобрена Главным управлением культуры Мосгорисполкома, Научно-методическим отделом Музея истории и реконструкции Москвы, отделом культуры Краснопресненского райсовета. 

В музей поступали дары от частных лиц, несколько книг и журналов было передано из отдела обменно-резервного фонда Государственной публичной исторической библиотеки РСФСР. 

Правнучка В.И. Даля О.В. Станишева, узнав о намерении создать в доме В.И. Даля музей, еще в 1969 г. предполагала «передать музею то, хотя и немногое, что сохранилось» [12]. Речь шла о фотографиях, рисунках, кабинетном пианино из дома Даля. К сожалению, открытие московского музея затянулось на долгие годы. В это время в Луганске тоже создавался музей писателя, но в отличие от московского музея он должен был быть государственным. Пианино стало экспонатом Луганского литературного музея В.И. Даля. Москвичам досталась коллекция фотографий и рисунков, среди которой два карандашных портрета детей Владимира Ивановича, выполненных художником А.П. Сапожниковым в 1841 г., а также альбом с иллюстрациями к повести Даля «Похождения Христиана Христиановича Виольдамура и его Аршета» из библиотеки писателя. 

С распадом Советского Союза положение музея стало неустойчивым. В этот период произошло реформирование Филателистического агентства «Союзпечать», и в доме Даля расположился Издательско-торговый центр «Марка» (Издатцентр «Марка») Федерального управления почтовой связи при Министерстве связи РФ. Во многом благодаря помощи издатцентра музей выживал в 1990-е гг. Такая зависимость музея негативно повлияла на позицию Московского городского отделения ВООПИиК, закрывшего глаза на перестройку дома в 1994–1996 гг. В буклете Музея В.И. Даля, изданном на средства Издатцентра «Марка», эта радикальная реконструкция, с надстройкой второго этажа, с уничтожением многого из того, что удалось сохранить в 1969–1973 гг., в том числе и фрагмента стены дома со следами пожара 1812 г., называлась «реставрацией» [13]. 

В 2005 г. новое руководство Издатцентра «Марка» прекратило поддержку; директор музея Р.М. Коломцева заболела, музей закрылся для посетителей, а издательство, стало использовать помещение музея под служебные нужды. На помощь пришло Общество любителей российской словесности (ОЛРС), организовавшее в музее заседание с привлечением прессы [14]. В этот сложный период директором стала научный секретарь ОЛРС, кандидат филологических наук Р.Н. Клеймёнова. Музей стал местом проведения заседаний, посвященных русскому языку. В 2010 г. был издан сборник «Владимир Даль в счастливом доме на Пресне», в котором заслуживают особого внимания материалы о защите дома Даля от сноса, его реставрации. Невзирая на сложности Клеймёнова продолжала деятельность музея, стремилась привлечь к его проблемам общественное внимание,  пыталась внести научное содержание в его работу,  хотела объединить вокруг музея лингвистов и филологов.

В 1980 г. писатель В.И. Порудоминский, автор биографии В.И. Даля, в письме о создании музея выделил одну из главных проблем в далеведении – отсутствие полной библиографии лексикографа [15]. В 2006 г. Клеймёнова с филологом Н.Л. Юган из Луганска начала работу над составлением библиографии Даля. Через несколько лет, к 210-летию ученого и писателя, указатель «В.И. Даль: биография и творческое наследие» был завершен [16]. Презентация долгожданной библиографии состоялась в музее без Р.Н. Клеймёновой, не дожившей до выхода книги нескольких месяцев. 

Р.Н. Клеймёнову и членов ОЛРС тревожила судьба общественного музея: на заседаниях Общества звучали требования создания государственного музея Даля. Общество, объединяющее филологов, языковедов, любителей русской словесности, видело в Музее В.И. Даля музей русского Слова, в котором должна была быть представлена история отечественной лексикографии. 

В советский период Музей В.И. Даля в своей работе руководствовался «Типовым положением о музее, работающем на общественных началах» 1978 г. и занимал определенное место в структуре музейной сети Москвы. Музей поддерживался Отделом культуры Краснопресненского райсовета, методическое руководство осуществлял Институт русского языка АН СССР, право нахождения музея в двух комнатах мемориального дома было юридически узаконено. В 1990-е гг. в связи с изменениями, происходящими в социально-политической жизни страны, количество общественных музеев значительно сократилась, они вошли в группу негосударственных музеев. 

В 2014 г. Центральный совет ВООПИиК учредил Автономную некоммерческую организацию «Музей и культурно-просветительский центр им. В.И. Даля». В музее проводятся экскурсии и музейные уроки. В 2017 г. прошла выставка «Назначение человека, чтобы делать добро», на которой впервые были представлены личные вещи В.И. Даля, предоставленные на выставку потомком лексикографа А.А. Журавской. Многие посетители музея, отмечают, что в доме В.И. Даля заново открывают для себя его имя и узнают много интересного о русском языке и прошлом страны. 

Оглядывая многолетнюю историю спасения дома Даля и создания общественного музея, преклоняешься перед стойкостью известных и безвестных защитников культурного наследия, которые невзирая на препятствия и горькие поражения, не опускали руки и продолжали отстаивать уникальный памятник, обладающий неоспоримой историко-мемориальной ценностью. Следует признать, что отказ Министерства культуры РСФСР от реставрации и музеефикации дома в 1971 г. стал тем событием, после которого началась череда компромиссов со стороны защитников памятника ради сохранения дома. Пока музей продолжает работу, а энтузиасты-общественники пытаются отстоять единственный в России музей В.И. Даля. 


Примечания

1. Сведения из Единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации / Сайт Министерства культуры РФ, Портал открытых данных. [Москва], 2004–2018. URL: http://opendata.mkrf.ru/opendata/7705851331-egrkn (дата обращения: 10.05.2018). 

2. РГАДА. Ф. 292. Кн. 75. Л. 245 об., 246 об., 247, 248. План двора гвардии отставного капитан-поручика князя Михайлы Михайлова сына Щербатова. 1762. 

3. В.И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Выпуск девятый. М., 1864. Текст на обл. 

4. Худ. В.Г. Перов. Портрет В.И. Даля. Холст, масло. 1872. ГТГ 

5. См.: Бессараб М. Я. Владимир Даль. М., 1972. С. 267. 

6. Архив АНО «Музей им. В.И. Даля». Копии документов, связанных с защитой Дома Даля и организацией музея В.И. Даля. 1966–1986. 

7. Там же. 

8. Бархударов С., Виноградов В., Конрад Н., Померанцева Э., Казаков Ю., Леонов Л. Сохранить дом В.И. Даля (Письмо в редакцию) // Литературная Газета. 1967. Окт. № 31. 

9. См.: Виноградов В.А. Реставрация дома В.И. Даля // Владимир Даль в счастливом доме на Пресне. М., 2010. С. 30. 

10. Андроников И., Леонов Л., Федин К. Еще раз о доме Даля // Литературная газета. 1971. № 21. 

11. Архив АНО «Музей им. В.И. Даля». Решение о передаче на баланс Центрального филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР строения № 9 по Б. Грузинская ул., 4 (памятник культуры) под служебные цели Исполнительного комитета Московского городского Совета депутатов трудящихся № 25/3 от 17 июня 1971 г. [Копия]. 

12. Разгонов Л. Дома и люди // Советская культура. 1969. 13 февраля. 

13. Коломцева Р.М. Золотое звено Владимира Ивановича Даля. Путеводитель Музея В.И. Даля в Москве // М., 1995. Текст на обл. 

14. Общество любителей российской словесности при Московском университете существовало в 1811–1930 гг. Возрожденное в 1992 г. ОЛРС работало до 2012 г. Первым почетным председателем общества был академик Д.С. Лихачев. 

15. Архив АНО «Музей им. В.И. Даля». Порудоминский В.И. Письмо о создании Музея В.И. Даля Коломцевой Р.М. 

16. В.И. Даль: биография и творческое наследие: биобиблиографический указатель /сост. Н.Л. Юган, К.Г. Тарасов; научн. ред. Р.Н. Клейменова. М., 2011.


«ДОМ ДАЛЯ» – ГЛАВНЫЙ ДОМ МОСКОВСКОЙ УСАДЬБЫ XVIII-XIX ВВ.

Автор И.А. Клейменова, руководитель АНО «Музей и культурно-просветительский центр имени В.И. Даля»

Доклад И.А. Клейменовой на Всероссийской научной конференции с международным участием «Архивы и усадьбы», г. Пушкино Московской обл., Главное архивное управление Московской области, 18–20 сентября 2018 г. 

В докладе на основе архивных документов рассматривается вопрос датировки строительства главного дома московской усадьбы, принадлежавшей в середине XIX в. писателю и лексикографу В.И. Далю, а в XVIII в. историку князю М.М. Щербатову, прослеживается история сохранившегося до наших дней «Дома Даля».

До наших дней сохранился главный дом московской усадьбы, принадлежавшей в 60-е гг. XIX в. лексикографу, писателю, этнографу В.И. Далю. Усадьба располагалась на углу улиц Кудринской (сейчас Баррикадной) и Большой Грузинской. В доме на Пресне В.И. Даль завершил и издал труд всей своей жизни – «Толковый словарь живого великорусского языка». После смерти лексикографа его дом москвичи стали называть «Домом Даля».

В результате застройки этого участка Москвы в 30-ее гг. и 80-е гг. XX в. многочисленные жилые и хозяйственные постройки усадьбы были снесены, а главный дом оказался во дворе административного здания. В настоящее время в доме 4/6 стр. 9 по улице Большой Грузинской находится АО «Марка», а в двух небольших комнатах продолжает работать Музей В.И.  Даля (с 2014 г. АНО «Музей и культурно-просветительский центр имени В.И. Даля»), открытый в 1986 г. силами Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (далее – МГО ВООПИиК).

 

Дом внесен в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ как «дом, в котором в разные годы XVIII–XIX вв. жили деятели русской культуры Щербатов Михаил Михайлович, Даль Владимир Иванович, Мельников-Печерский Павел Иванович и декабрист Завалишин Дмитрий Иринархович». Памятник имеет статус объекта культурного наследия Федерального значения [1].

Все исследователи, занимавшиеся историей «Дома Даля», отмечали его высокую историко-мемориальную ценность. В 1949 г. Н.П. Анциферов составил паспорт на памятник для включения его в список мемориальных домов Москвы [2]. Во второй половине 1960-х гг., когда над домом нависла угроза сноса, ВООПИиК сделал всё возможное для его сохранения. Большую помощь защитникам дома оказал москвовед В.В. Сорокин, исследовавший не только государственные архивы, но и семейные документы потомков В.И. Даля [3].

В 2010 г. Моспроект-2 им. М.В. Посохина проводил историко-архитектурное обследование кварталов Центрального округа Москвы, в том числе и квартала № 619, в границах которого находится дом В.И. Даля. Были собраны архивные материалы: копии планов застройки усадьбы, документы о развитии владения, сведения о домовладельцах [4].

Судьба дома В.И. Даля освещалась в книге С.К. Романюка «По землям московских сёл и слобод» и в сборнике «Владимир Даль в счастливом доме на Пресне» [5], [6]. Копия «Плана двора князя М.М. Щербатова» 1782 г. и краткая справка об усадьбе были опубликованы в книге «Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII века (от Земляного до Камер-Коллежского вала)» [7].

Авторы перечисленных работ строительство дома относят к 1780-м гг. С.К. Романюк предполагал: «Возможно, что именно князь М.М. Щербатов в 1780-х гг. построил сохранившийся до нашего времени деревянный дом, вставший на небольшом пригорке над одним из Пресненских прудов» [8].

Первые текстовые документы, в которых упоминается земля князей Щербатовых «за Земляным городом, в приходе церкви Покрова Богородицы, что в Кудрино», относятся к 1715 г. [9]. У Щербатовых в центре Москвы недалеко от Кремля был большой дом, в котором они жили, а усадьба около Пресненских прудов была загородной и, судя по актовым книгам, владельцы в ней не проживали, а сдавали строения на своей земле в наём разным лицам или предоставляли своим служителям [10], [11].

С 1760 г. по 1790 г. усадьба принадлежала историку, государственному деятелю князю Михаилу Михайловичу Щербатову (1733–1790). М.М. Щербатов, кроме детских и юношеских лет, проведенных в Москве, жил в древней столице в 1762–1767 гг. и с 1778 г. до своей смерти в 1790 г.

Военная служба не привлекала князя, поэтому после объявления 8 февраля 1762 г. Манифеста «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» он вышел в отставку в чине капитан-поручика и переехал из Санкт-Петербурга в Москву. К этому же году, к 1762 г., относится первый сохранившийся чертеж главного дома усадьбы на плане «двору гвардии отставного капитан поручика князь Михайлы князь Михайлова сына Щербатова в 5 команде за Земляным городом в приходе церкви Покрова Пресвятые Богородицы, что в Кудрино» [12]. Деревянный дом прямоугольной формы начерчен в глубине парадного двора, на том же самом месте, где он представлен на всех последующих планах владения, где стоит и сейчас. По бокам двора, симметрично относительно главного дома, находились флигели, торцы, которых выходили на красную линию проезда в Грузинскую слободу (сейчас улица Большая Грузинская). Жилые и хозяйственные постройки располагались вдоль Кудринской улицы (сейчас Баррикадной). Главный двор усадьбы ориентирован на Пресненские пруды. На плане виден край Верхнего пруда, который сейчас находится на старой территории Московского зоопарка, а с южной стороны владения показан пруд на реке Кабанке (сейчас – на новой территории зоопарка). Представлена типичная планировка дворянского владения второй половины XVIII в. за Земляным валом. Изображение главного дома на плане 1762 г. плохо читается, т.к. чертеж разрезан на две части, а разрез проходит по центру документа, как раз в том месте, где начерчен главный дом. 

Подтверждением того, что князь М.М. Щербатов с семьей жил в своем доме за Земляным валом после отставки и переезда из Санкт-Петербурга в Москву служат исповедные ведомости церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что в Кудрино 1766 г. [13].

Таким образом, принимая во внимание вышеперечисленные архивные документы, мы можем предположить, что частично сохранившийся до настоящего времени деревянный особняк был построен в начале 1760-х гг. или даже ранее. 

В 1767 г. М.М. Щербатов поступил на государственную службу и уехал в Санкт-Петербург. Он вернулся в Москву в 1778 г., когда был назначен президентом Камер-коллегии. В письме к Екатерине II в феврале 1779 г. князь писал о больших денежных тратах, которые он понес, «дабы учредить мое житье в Москве, где десятилетнее мое отлучение все в разстройку привело, где также принужден был с великим убытком многое исправить» [14].

На планах усадьбы 1780 г. и 1782 г. показана одноэтажная, деревянная застройка [15], [16]. В 1780 г. владельцем было получено разрешение на слом южного флигеля и строительство нового на том же месте, причем разрешение на это строительство испрашивалось ещё в 1762 г.
Изображений фасада дома, интерьеров того времени не сохранилось. Вероятно, князь М.М. Щербатов, как представитель высшей московской аристократии, свой дом обустроил и декорировал согласно своему статусу. Из переписки князя видно, что он много внимания уделял хозяйственным вопросам, а также хорошо был знаком с отделкой и обустройством дома. Например, в письмах 1781 г. к Д.М. Щербатову он наставлял сына, как вести себя с арендатором его петербургского особняка. В примечаниях к договору аренды дома, князь детально разбирал изменения, внесенные арендатором в интерьер, приказывал прислать ему в Москву «подсвешники бронзовые и люстры» из петербургского дома [17].

Собранная М.М. Щербатовым большая библиотека из пятнадцати тысяч томов на нескольких европейских языках, не считая множества рукописей и «изобильного кабинета натуральных вещей», могла храниться в его московском доме. Так, в одном из своих писем князь объяснял задержку своего ответа тем, что был в деревне и не мог пользоваться библиотекой [18].

В последние годы своей жизни М.М. Щербатов отошел от государственной службы и большую часть времени посвящал управлению имениями, работе над многотомной «Историей российской с древнейших времен» и литературно-публицистическими произведениями.

Рассматривая историю дома, в котором в 60-е гг. XIX в. завершал свой знаменитый словарь В.И. Даль, особенно хочется выделить тот факт, что М.М. Щербатов, будучи членом Российской академии наук, принимал участие в подготовке к изданию первого академического словаря русского языка. «Словарь Академии Российской» выходил в 1789–1794 гг. под руководством президента академии княгини Е.Р. Дашковой. Из Петербурга академики присылали М.М. Щербатову подготовленные листы будущего издания, на которых он делал свои замечания, пометы, комментарии, после чего отсылал их обратно. В сохранившихся семи письмах 1785–1788 гг. М.М. Щербатова к академику И.И. Лепёхину отражена работа князя над словарными статьями [19]. 

Умер М.М. Щербатов в Москве в 1790 г. Через четыре года после его смерти усадьбу купил отставной поручик П.В. Беклемишев. В 1804 г. он продал часть владения с главным домом и флигелем действительному статскому советнику Льву Васильевичу Толстому (1740–1816). Таким образом, границы усадьбы, которые сохранялись более ста лет, в начале XIX в. изменились. Изменился и главный дом: с восточной стороны к нему были пристроены флигели и он стал П-образной формы [20].

Во время пожара Москвы в 1812 г. усадьба Л.В. Толстого уцелела. П.Г. Кичеев, житель Грузинской слободы, стал свидетелем пожара в районе Пресненских прудов: «Сначала он (огонь – И.К.) шел от востока к югу, потом поворотил на запад. Горели: Никитская, Поварская, Арбат, Кудрино и Новинское, ветер дул прямо на нас, пламя приближалось быстро, искры и головни летали над нашими домами, горел уже дом Михайла Львовича Толстого. Отсюда до нас оставалось только три двора…» [21]. В этом отрывке из воспоминаний Кичеева упоминается сгоревший дом сына Л.В. Толстого Михаила Толстого, купившего участок рядом с отцом. Однако, 3 сентября 1812 г. ветер переменился и подул с запада, огонь повернул от Грузинской слободы на восток. Пожар затронул постройки усадьбы Л.В. Толстого, а также в гостиной главного дома сгорел паркет, т.к. в усадьбе останавливался французский генерал, и «не умея топить наши печи, разводил костры» [22]. В процессе реставрации «Дома Даля» в 1969–1973 гг. были найдены обгоревшие бревна стены особняка со стороны Кудринской площади, как раз с той стороны, с которой наступал огонь на Грузинскую слободу в сентябре 1812 г.

Мать Федора Ивановича Тютчева (1803–1873) Екатерина Львовна была дочерью Л.В. Толстого. В детстве будущий поэт бывал в гостях у своего деда в доме у Пресненских прудов.

Другая дочь Л.В. Толстого Надежда Львовна в 1814 г. вышла замуж за генерал-инспектора путей сообщения И.И. Завалишина. Ее пасынком был Дмитрий Иринархович Завалишин (1804–1892), морской офицер, декабрист. Д.И. Завалишин вспоминал, что он в 1815 г. в течение месяца жил «в доме Льва Васильевича Толстого у Пресненских прудов, перешедшем потом через несколько рук во владение Владимира Ивановича Даля, товарища моего по службе и по походу в Швецию и Данию» [23].

В 1822 г. дом купил надворный советник Федор Сергеевич Чаплин (1763–1843). На плане владения 1838 г. представлен фасад главного дома, выполненный в стиле позднего классицизма [24]. На сегодняшний день это единственное изображение фасада дома до перестройки его в 1877 г. архитектором Л. В. Далем. Дом представлял собой деревянный оштукатуренный под камень особняк в 13 оконных осей по фасаду с центральным шестиколонным портиком ионического ордера. В описании плана 1838 г. сказано, что располагавшийся в центре дома трехоконный зал был двухсветным. 

В 1845 г. усадьбу приобрел помещик Александровского уезда Екатеринославской губернии действительный статский советник Михаил Макеевич (Моисеевич) Иваненко (1781-88–1856). У его наследников в 1859 г. дом снял в наём для В.И. Даля и его семьи А. Н.  Аксаков, племянник писателя С.Т. Аксакова.

До переезда в Москву В.И. Даль жил в Нижнем Новгороде, где служил начальником удельной конторы. Осенью 1859 г. он вышел в отставку в чине действительного статского советника. Место для проживания в отставке он стал подбирать за несколько лет до увольнения. В.И. Даль хотел переехать в Москву, но сомневался в своих возможностях обеспечить жизнь большой семьи в столичном городе. В письме к М.П. Погодину из Н. Новгорода от 27 мая 1856 г. он писал: «Хотелось бы поселиться в Москве и там работать и умереть там; да не сумею уладить» [25]. В конечном итоге, думая, прежде всего, о будущем своих четырех дочерей, об устройстве их дальнейшей жизни, В.И. Даль принял решение о переезде в Москву.

В доме у Пресненских прудов прошли последние 13 лет жизни В.И. Даля. Эти годы (1859–1872) были особенно плодотворны для писателя. В.И. Даль издал собрание сочинений в 8-ми томах (1861), сборник «Пословицы русского народа» (1862) и «Толковый словарь живого великорусского языка» (1863–1866).

Московский адрес В.И. Даля мы находим в первом издании «Толкового словаря живого великорусского языка». В 1862 г. в четвертом выпуске словаря (выпуски выходили с 1861 г. по 1867 г.) В.И. Даль поместил «Напутное слово», в котором указал место написания статьи: «Дом Иваненка, в Кудрине» [26]. Из объявлений о продаже Словаря, которые печатались автором на задней стороне обложек выпусков, мы можем определить, когда В.И. Даль приобрел дом в собственность. На обложке шестого выпуска словаря, вышедшего в 1863 г., появилось объявление: «Словарь получать можно у составителя его (у Пресненского мосту, свой дом); за выпуск 1 рубль; с десятка тетрадей уступается по 15 коп.. с сотни по 20-ти… (У него же Пословицы русского народа, по 3 р. 60 к.; за десяток 30 р.; за сотню 285 р.)» [27]. До этого В.И. Даль приглашал приобретать словарь по адресу: «Дом Иваненка, Вл. Ив. Даль».

Внучка В.И. Даля Ольга Платоновна Вейсс (урожденная Демидова) вспоминала: «Дом был куплен на редкость удачно. Теперь трудно поверить, что за 40 000 р. можно было приобрести такое владение. <…> Дом принадлежал большому барину, южному помещику, и в горькую минуту был спущен за бесценок со всей обстановкой» [28].

В доме было 34 комнаты, его разделял на две половины длинный сквозной коридор. В.И. Даль устроил свой кабинет в центральной двухсветной гостиной, потолок которой был украшен росписью на мифологическую тему. Писатель предпочитал трудиться в общей комнате в окружении семьи. 

П.И. Мельников-Печерский (1818–1883) стал бывать у В.И. Даля сразу же после своего переезда в Москву в 1866 г. Владимир Иванович предложил писателю поселиться в своём доме, когда П.И. Мельников-Печерский оказался в затруднительном материальном положении после разрыва с издателем М.Н. Катковым. В пристройке дома В.И. Даля П.И. Мельников-Печерский с женой и шестью детьми прожил три года. Здесь он работал над романом «В лесах». Сын писателя Андрей Мельников, вспоминая детские годы, проведенные им в доме на Пресне, писал: «Каким-то духом мирного успокоения и тишиной веяло отовсюду в доме Даля. Русская простота, соединенная с немецкой, почти педантичной аккуратностью, составляла какую-то специфическую особенность быта этой доброй, радушной семьи» [29].

В.И. Даль, несмотря на свою чрезвычайную загруженность, «непосильную одному человеку» работу, находил время принимать в своем доме посетителей. Особенно близкие и важные для него гости, заходили сразу в центральную гостиную через стеклянные двери. Такими особыми гостями были К.С. Аксаков, И.С. Аксаков, Д.И. Завалишин, В.Ф. Одоевский, М.П. Погодин, А.Ф. Писемский, А.Ф. Вельтман, Я.К. Грот, С.П. Шевырев, П.И. Бартенев.

После смерти В.И. Даля в 1872 г. владение перешло к его детям: сыну и дочерям. Архитектор, исследователь древнерусского зодчества Лев Владимирович Даль (1834–1878) изменил архитектурный облик главного дома. Портик с колоннами и терраса были разобраны, в центре нового фасада был сделан выступающий ризалит, завершающийся треугольным фронтоном. Три верхних окна по центру фасада были заложены, вместо них, сделали квадратные филенки. Частично изменили планировку этажей, для чего устроили два боковых входа с деревянными крыльцами [30]. Получилось оригинальное с точки зрения архитектуры здание середины 1870-х гг., объединившее в себе классический особняк и элементы русского деревянного зодчества.

Лев Даль скончался в 44 года, пережив отца всего лишь на 6 лет. Его сестры Мария Владимировна Станишева (1841–1903), Ольга Владимировна Демидова (1943–1915) и Екатерина Владимировна Даль (1845–1905) разделили владение. Участок с главным домом стал принадлежать М.В. Станишевой [31]. В 1903 г. усадьба была приобретена потомственным дворянином Владимиром Александровичем Бутлеровым (1864–?), сыном известного химика, академика А.М. Бутлерова (1828–1886) [32].

После 1917 г. «Дом Даля» использовался под коммунальные квартиры, в одной из которых жила А.С. Бутлерова, вдова В.А. Бутлерова, с дочерью Н.В. Симоновой. В 1940 г. она, как близкая родственница академика А.М. Бутлерова, обращалась за материальной помощью в Академию наук СССР, указав адрес проживания: ул. Б. Грузинская, д. 4/6, кв. 1 [33].

К 1960-м гг. дом В.И. Даля пришел в ветхое состояние, хотя оставался жилым зданием: в нем находились две квартиры, в одной из которых проживала Н.В. Симонова (урожденная Бутлерова). М.Я. Бессараб, собиравшая материалы для своей книги «Владимир Даль», через Н.В. Симонову нашла правнучек В.И. Даля, благодаря которым, смогла ознакомиться с семейными архивами. Биограф отметила, что потомки писателя «как святыню чтят всё, что связано с памятью В.И. Даля: его вещи, могилу, дом, где он жил и умер» [34].

В 1943 г. участок, который занимала бывшая усадьба, был передан Министерству геологии СССР, и территория вокруг «Дома Даля» стала застраиваться ведомственными зданиями. В результате, был окончательно разрушен архитектурный ансамбль городской усадьбы XVIII–XIX вв.

В 1960-е гг. угроза уничтожения нависла и над самим домом. Министерство собиралось на его месте построить ведомственный музей. За сохранение «Дома Даля» выступило Общество охраны памятников истории и культуры. Человеком, объединившим вокруг себя защитников здания, был архитектор-реставратор П.Д. Барановский. После того, как Министерство культуры РСФСР в 1970 г. отказалось от ранее принятого решения о сохранении памятника, уже начавшаяся реставрация дома была остановлена. П.Д. Барановскому, руководству ВООПИиК пришлось заново обращаться в органы власти, печати. Особенно помогли защитникам дома в этот сложный период академик И.В. Петрянов-Соколов, передавший письмо о «Доме Даля» на XXIV съезд КПСС, и член Президиума Верховного Совета СССР, академик И.Г. Петровский. Также, Барановскому удалось договориться с руководством Филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР и получить их согласие на восстановление дома [35]. 

В июне 1971 г. вышел приказ Исполкома Московского совета о передаче «Дома Даля» под служебные нужды на баланс Центрального филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР с условием выделения двух комнат под историко-литературный Музей В.И. Даля [36]. 

В 1973 г. была закончена реставрация дома под руководством архитектора В.А. Виноградова, вернувшая ему облик 1870-х гг. При реставрации дома был укреплен фундамент, произведена замена отдельных венцов, обшивки здания, элементов перекрытий, восстановлены все утраты фасадов [37].

В 1986 г., после неоднократных обращений общественности и публикаций в центральных газетах, в двух комнатах дома Московское городское отделение ВООПИиК открыло небольшой общественный Музей В.И. Даля. В 1992 г. на фасаде здания была установлена мемориальная доска, посвященная лексикографу.

В 1996 г. за счет средств Издательско-торгового центра «Марка» и силами Научно-производственного объединения «Восход» дом В.И. Даля, являющийся объектом культурного наследия Федерального значения, был перестроен [38]. Первый этаж с антресолями надстроили полным вторым этажом, боковые части на фасаде подвели под общий карниз с фронтоном, что привело к искажению первоначального облика дома. Уникальный фрагмент стены со следами пожара 1812 года, сохраненный реставратором Виноградовым на торце здания со стороны Кудринской площади, был закрыт. В доме сохранили печи с изразцами начала ХIХ в. и в одной комнате Музея В.И. Даля паркет, восстановленный во время реставрации 1969–1973 г. На восточном фасаде особняка под стеклом оставили фрагмент бревенчатых стен XVIII в.

Несмотря на понесенные потери, «Дом Даля» остается ценным историческим мемориалом, одним из самых старых деревянных особняков Москвы. Более чем за двухсотлетнее существование здание на Пресне было свидетелем важных событий отечественной истории и культуры, местом завершения великого труда В.И. Даля – «Толкового словаря живого великорусского языка».


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Сведения из Единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации [Электронный ресурс] // Сайт Министерства культуры РФ, Портал открытых данных. [Москва], 2004–2018. – URL: http://opendata.mkrf.ru/opendata/7705851331-egrkn (дата обращения: 20.08.2018).

2. АНО «Музей и культурно-просветительский центр им. В.И. Даля». Архив. [Копии документов, связанных с защитой Дома Даля и организацией Музея В.И. Даля МГО ВООПИиК. 1966–1986].

3. Там же.

4. Моспроект–2 им. М.В. Посохина, Специализированная историко-архитектурная мастерская № 17. № 188648. Разработка историко-архитектурного обследования кварталов ЦАО г. Москвы. Квартал № 619 в границах ситуационного плана. Историко-архитектурное обследование домовладения по адресу: улица Большая Грузинская, 4-6. Том № 11. 2010.

5. Романюк С.К. По землям московских сёл и слобод. – М.: Сварог и К, 2001.– С. 130–133.

6. Владимир Даль в счастливом доме на Пресне. Сб. статей. – М.: Academia, 2010. – С.15–59.

7. Памятники архитектуры Москвы. Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII века (от Земляного до Камер-Коллежского вала) / Макаревич Г.В., Альтшуллер Б.Г., Балдин В.И. и др. — М.: Искусство, 1998. – С. 92.

8. Романюк С.К. По землям московских сел и слобод. – М.: Сварог и К, 2001.– С. 131

9. Москва. Актовые книги XVIII столетия – М.: Тип. А. Г. Кольчугина, 1893. – Т. 2: [1715-19 гг.]. – С. 18, 21. 

10. Калинина С.М. Начало пути. // Московский журнал. – 2018. –№ 6 (33). – С. 69.

11. Моспроект–2 им. М.В. Посохина, Специализированная историко-архитектурная мастерская № 17. № 188648. Разработка историко-архитектурного обследования кварталов ЦАО г. Москвы. Квартал № 619 в границах ситуационного плана. Историко-архитектурное обследование домовладения по адресу: улица Большая Грузинская, 4-6. Том № 11. 2010. – С. 53–56.

12. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 292. Кн. 75. Л. 245 об., 246 об., 247, 248.

13. ГБУ «ЦГА г. Москвы». ОХД до 1917 г. (Центральный государственный архив г. Москвы. Отдел хранения документов до 1917 г.), Ф. 203. Оп. 747. Д. 347. Л. 78 об.

14. Переписка князя М.М. Щербатова/ Публикация С.Г. Калининой. – М.: Древлехранилище, 2011. – С. 122.

15. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 292, Кн. 75. Л. 249.

16. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 292, Кн. 75. Л. 242.

17. Переписка князя М.М. Щербатова / Публикация С.Г. Калининой. – М.: Древлехранилище, 2011. – С. 381.

18. Там же. – С. 147.

19. Там же. – С. 147–153.

20. ГБУ «ЦГА г. Москвы». ОХНТДМ. (Центральный государственный архив г. Москвы. Отдел хранения научно-технической документации Москвы). Ф.1, Оп. 8, Ед. хр. 387, Д.1. Л.1.

21. Кичеев П.Г. Воспоминания о пребывании неприятеля в Москве в 1812 году. – М.: 1859. – С.36.

22. Мельников-Печерский П.И. Владимир Иванович Даль. Критико-биографический очерк. // В.И. Даль. Документы. Письма. Воспоминания. Сборник. – Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 2008. – С. 488.

23. Завалишин Д.И. Записки декабриста. – СПб.: 1906. – С. 18.

24. ГБУ «ЦГА г. Москвы». ОХНТДМ. (Центральный государственный архив г. Москвы. Отдел хранения научно-технической документации Москвы). Ф.1, Оп. 8, Ед. хр. 387, Д.3. Л.1.

25. Бессараб. М.Я. Владимир Иванович Даль // Русские писатели в Москве: Сборник. – М.: Московский рабочий, 1977. – С. 281.

26. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – М.: В Тип. А. Семена, 1863.– Ч. 1. – С. XV.

27. Порудоминский В.И. Повесть о Толковом словаре. М.: Книга,1981. – С. 79.

28. Вейсс  О.П. Даль в Москве // Русская Речь. – 2001.– № 6. – С. 27.

29. Мельников А.П. Из воспоминаний о П.И. Мельникове. // Действия Нижегородской ученой архивной комиссии: Сборник. – Т. 9. – Нижний Новгород. –1910. – С. 53.

30. «ЦГА г. Москвы». ОХНТДМ. (Центральный государственный архив г. Москвы. Отдел хранения научно-технической документации Москвы). Ф.1, Оп. 8, Ед. хр. 387, Д.7. Л.1.

31. Там же. Ф.1, Оп. 8, Ед. хр. 387, Д.12. Л.8. 

32. Там же. Ф.1, Оп. 8, Ед. хр. 387, Д.16. Л.161.

33 Архив РАН. (Архив Российской академии наук). Ф. 277 (Комаров В.Н.), Оп. 4, Д. 67, Л. 3.

34. Бессараб. М.Я. Владимир Даль. – М.: Современник, 1972. – С. 267.

35. Виноградов В.А. Реставрация Дома В.И. Даля. / Владимир Даль в счастливом доме на Пресне. Сб. статей. – М.: Academia, 2010. – С.32–35.

36. АНО «Музей и культурно-просветительский центр им. В.И. Даля». Архив. Решение о передаче на баланс Центрального филателистического агентства «Союзпечать» Министерства связи СССР строения № 9 по Б. Грузинская ул., 4 (памятник культуры) под служебные цели Исполнительного комитета Московского городского Совета депутатов трудящихся № 25/3 от 17 июня 1971 г. [Копия] .

37. Мосгорнаследие. Архив. Б. Грузинская ул., д.4-6. 189/ ист. б/н.

38. Коломцева Р.М. Золотое звено Владимира Даля: буклет.– М.: 1995. – 4-я стр. обложки.